Набор иностранных студентов в 2021 году. Предварительные итоги
Профессиональное сообщество с большим вниманием ожидало итогов приемной кампании в высшие учебные заведения ведущих стран мира. Медийные прогнозы варьировались от апокалиптических пророчеств до надежд на полномасштабное преодоление кризиса. И хотя официальные итоги станут известны позднее, сегодня уже можно проанализировать влияние пандемии на экспортные возможности высшего образования в странах, где обучается наибольшее число иностранных студентов.

В 2021 году Соединенные Штаты по-прежнему сохраняют свои лидерские позиции в сфере экспорта образования. Сегодня в стране получает образование более 1 миллиона иностранных студентов, т. е. примерно каждый пятый из всех студентов, выбравших обучение за рубежом. Статус лидера омрачает укоренившийся в последние годы тренд на снижение привлекательности бренда «Обучение в США», виной которому жесткая антиэмиграционная риторика, агрессивная внешняя политика, изоляционизм прошлой администрации. Под влиянием всех этих факторов за прошедшее десятилетие доля страны в мировой международной мобильности уже снизилась с 28 до 20 процентов. Пандемия внесла свои коррективы в планы вузов по набору иностранных студентов. На уровне бакалавриата количество иностранных студентов сократилось в вузах США в 2020 году на 14 процентов и на 8,2 процентов в 2021 году. Общее снижение числа иностранных студентов бакалавриата с начала пандемии достигло 21,2 процента.

В это же время количество студентов из-за рубежа, обучающихся на магистерских программах после снижения в 2020 году на 7,8 процентов, выросло в текущем 2021 году на 13,1 процент. В совокупности за период 2019–2021 годов число иностранцев на постдипломных программах выросло на 4,3 процента.

Солидный запас прочности, меньшая зависимость университетских бюджетов от поступлений от иностранных студентов, а доля иностранных студентов в целом не превышает 5 процентов от всех обучающихся в стране, позволяют университетам и колледжам США постепенно адаптироваться к новой реальности. В краткосрочной перспективе американские вузы рассчитывают на смягчение антииммиграционной риторики и снижение градуса американо-китайского противостояния, пагубным образом сказывающихся на наборе студентов на ключевых образовательных рынках.

Второе место по числу иностранных студентов занимает Великобритания. В 2019/20 учебном году там находилось 538,615 иностранных студентов, что составляло примерно 10 процентов от всех обучающихся за рубежом. За годы, предшествующие пандемии, Великобритания несколько растеряла свое преимущество как серебряного призера международной академической гонки. Британские эксперты с тревогой отмечали, что страна уступала конкурентам на 16 из 21 ключевых образовательных рынках мира.

Пандемия и Брекзит внесли коррективы, но все оказалось совсем не так плохо, как ожидалось. В 2019/20 году количество иностранных студентов, поступивших на первый год обучения на программы бакалавриата, выросло на 10,3%. Произошло это благодаря значительному увеличению абитуриентов из стран, не входящих в Европейский Союз. Рост этой категории составил 15,8%. Количество же абитуриентов из стран ЕС сократилось примерно на 1 процент.

Разнонаправленная динамика численности этих групп еще более заметна на уровне магистратуры. Общее число студентов на этой ступени подготовки увеличилось на 18,5% по сравнению с 2018/19 г. При этом число студентов‑первокурсников из стран, не входящих в Европейский Союз, выросло на 23,6%, а из стран ЕС наоборот снизилось на 5,7%. Не лишним будет отметить, что иностранные студенты из-за пределов ЕС приносят чистого дохода примерно на треть больше, чем их «однокурсники» из Европы.

Пандемия существенно повлияла на допуск в страну иностранных студентов. Снизилось число выданных учебных виз, многим студентам приходится учиться удаленно. Однако по итогам двух лет можно утверждать, что по сравнению со своими конкурентами Великобритания значительно лучше проходит период турбулентности. Цель правительства — достичь уровня 600,000 иностранных студентов к 2030 году, остается реалистичной, а профессиональное сообщество уже всерьез обсуждает выход на первое место, хотя бы даже в предпочтениях абитуриентов на отдельно взятых локальных рынках.

Третьей ведущей страной в области экспорта образования являлась Австралия. По заявлениям официальных лиц, к середине 2021 года количество иностранных студентов в вузах страны снизилось на 12 процентов по сравнению с рекордными показателями 2019 года.

Однако миграционная статистика рисует другую и совсем неутешительную статистику. В октябре 2019 года в стране находилось 578000 обладателей студенческих виз. К октябрю 2021 года это количество сократилось почти вдвое — до 266000 человек. Еще более серьезно пострадали программы изучения английского языка, где количество студентов сократилось на 60 процентов. Средние школы, ориентированные на иностранных студентов, не досчитались почти 30 процентов учеников. Вузовский сектор по самым скромным расчетам потерял 24 процента доходов, сектор английского как иностранного — 49%. И ситуация продолжает ухудшаться. Достаточно сказать, что образовательный сектор уже потерял 17,000 рабочих мест.

Но то, что делает положение австралийских вузов еще более сложным, это национальная политика закрытых границ. Попытки вузов и даже отдельных штатов привезти студентов в страну наталкиваются на непреодолимую стену миграционных ограничений. Большинство экспертов ожидают, что иностранные студенты смогут вернуться в Австралию не ранее второй половины 2022 года. После этого на восстановление всей системы набора в вузы страны понадобится несколько лет, и это в условиях, когда конкуренты стали наращивать присутствие на главных образовательных рынках.

Подведем итоги. Высшее образования как экспортная отрасль национальной экономики оказалась одной из самых уязвимых в условиях закрытых границ. Иностранные студенты оказались особенны чувствительны к росту изоляционизма и ксенофобии на местном и национальном уровне. Согласно октябрьскому опросу (2021 года) иностранных абитуриентов из 147 стран, проведенному AECC, от планов обучения в США и Австралии, отказалось 27% и 15% соответственно. Длительная закрытость и чрезмерная подозрительность к иностранным гражданам способна нанести долговременный ущерб привлекательности образовательных брендов «обучение в…» Продолжая известное изречение Л. Н. Толстого, что «все счастливые семьи похожи друг на друга, а каждая несчастливая семья несчастлива по-своему», образовательные системы ведущих стран отреагировали на вызовы пандемии в русле национальных политик. Каждая по-своему. Но практика уже показала, что некоторым удается не только успешно справляться с проблемами, но извлекать преимущества и прибыль из несчастий другого, особенно если это несчастье — результат сознательной и долговременной политики ограничения контактов с внешним миром.
Александр Борисович Ручкин, д. и. н., директор Центра образования «Гринт», с 1996 года руководитель программ обучения в России ведущих американских вузов, с 2015 учредитель Форума по международному образованию, с 2018 сопредседатель оргкомитета ежегодной Ярмарки по международному образованию.
Закончил исторический факультет МГУ имени М. В. Ломоносова, позднее аспирантуру истфака МГУ имени М. В. Ломоносова. Специалист по истории русской эмиграции. Доктор исторических наук. Руководил Центром международного молодежного сотрудничества, работал заместителем ректора по международному сотрудничеству и связям с общественностью Московского гуманитарного университета. Организовывал программы обучения и повышения квалификации в Швеции, Великобритании, Китае. Более 20 лет является директором программ обучения в России ведущих вузов США, возглавляет центр тестирования иностранных граждан по русскому языку на базе Центра образования и культуры «Гринт». С 2015 года — учредитель Форума по международному образованию, с 2018 г. — сопредседатель оргкомитета Ярмарки по международному образованию.