Экспорт российского образования в условиях пандемии: вызовы, проблемы, перспективы
Международная деятельность является одним из ключевых направлений работы каждого высшего учебного заведения.
Вот уже 80 лет как Советский Союз и Россия готовят специалистов для зарубежных стран. Весь этот единый, длительный и многообразный период можно разделить на три основных, разных, сложных и взаимосвязанных этапа.
При этом каждый этап ставил свои определенные задачи, приоритеты, и имел свои сложности, недостатки и преимущества. На каждом этапе были свои критерии оценки международной деятельности, свои способы и подходы наборов иностранных абитуриентов, для обучения в вузах страны.

Первый этап — период до 1991 года, то есть до распада СССР. Как помните, все иностранные студенты приезжали тогда, по гослинии, т. е. по бюджету и абсолютно все затраты — от авиабилетов, экипировки до проживания, брал на себя СССР, то есть принимающая сторона.
Тогда не надо было набирать иностранных студентов на контрактной основе.

Второй этап — с 91‑го до 2020 года, то есть с момента распада Советского Союза до начала пандемии.
Этот период характеризуется появлением студентов‑контрактников наряду с «бюджетниками». Вузы набирали студентов, обучающихся по контракту.
Международная деятельность оценивалась уже по количеству иностранных студентов в вузах и доходов от их обучения.

Третий этап — с весны прошлого года, то есть с начала пандемии и по сегодняшний день.
Мир находится на втором, может быть, даже и на третьем витке пандемии COVID‑19, и мы рассматриваем экспорт российского образования в новых условиях и возможности рекрутинговых компаний.

Да, мы с вами действительно находимся в новых условиях. Какие это условия?
Все мы прекрасно понимаем, что пандемия очень серьезно изменила порядок предоставления образовательных услуг, и не только в России, но и во всём мире.
Сегодня мы часто не можем собрать студентов в аудитории, не можем пригласить иностранных абитуриентов, как раньше, не можем обеспечить необходимое количество иностранных студентов в вузах.
Понятно, что технологии очень нам помогают, но мы также понимаем, что они не способны заменить полноценную работу вузов и рекрутинговых компаний.

Что же нам делать? Как поступить? И какой путь выбрать?
Давайте посмотрим на развитие событий. В первую волну коронавируса, весной 2020 года правительства в 135 странах объявили или осуществили закрытие школ. Это затронуло более одного миллиарда учащихся во всём мире, т. е. 73% всех учащихся по всему миру.

А что происходило в секторе высшего образования?
Университеты точно так же уходили на карантин и использовали дистанционные форматы обучения. Такие крупные игроки как Гарвард, Принстон, МИТ, одними из первых перешли в онлайн.
Иными словами, мы столкнулись тогда с образовательной рецессией. Да, именно так, образовательной рецессией.
Но что нас ждет? Естественно, что нам необходимо пересмотреть подход к процессу образования, подход к процессу набора абитуриентов, чтобы принять новый вызов и работать в новых условиях эффективно.
Все иностранные студенты хотят учиться очно и получить полноценное качественное образование. Это касается не только РФ, но и всех стран, где происходит обучение иностранных студентов.

Сегодня мы можем обучать онлайн или офлайн, соблюдая меры безопасности, но того ли мы добиваемся?
Мы должны понимать, что мир уже не будет прежним. Наша задача — переформатировать образование и систему набора, чтобы достичь новых вершин и результатов. И самое главное, и даже в условиях пандемии, нам нужно переходить на цифру так, чтобы сохранить все лучшие черты классического обучения. Не только сохранить количество иностранных студентов, но и увеличить их контингент.

А как это сделать? Как интегрировать лучшее?
Увы, точного ответа на этот вопрос пока нет, и не все вузы понимают, что делать.
В настоящее время в вузах РФ обучается порядка 300–350 тыс. иностранных студентов. Это мало или много? Мы все ответим, это мало, с учетом потенциала, инфраструктур и возможности вузов страны.

Согласно программе экспорта образования, «к 2025 году в РФ должно быть 425 тыс. иностранных студентов». Какие шансы реализовывать этот план?
Давайте вспомним, как развивался экспорт образования в мире. Еще в 1950 г. по всему миру обучались 100 тыс. иностранных студентов. В 2000 г. обучались уже 1,8 млн. студентов. В 2010 г. это количество составляло 4 млн. человек. В 2020 г. количество иностранных студентов в мире составляло около 7 млн. и в 2030 г. это количество составит около 9 млн. человек.
Давайте сравним цифры в динамике. В 1968 г. и в США, и в СССР обучались по 100 тыс. иностранных студентов. В 1991 г. накануне распада СССР в стране обучались 135 тыс. студентов и в США 350 тыс. Сегодня количество иностранных студентов в США составляет около 1 млн. 100 тыс., а в России всего около 300 тыс. студентов.

Какие страны сегодня являются лидерами на мировом рынке образования по числу иностранных студентов?
  • США — 1 млн. 100 тыс.,
  • Англия — 500 тыс.,
  • Китай — 493 тыс.,
  • Германия — 395 тыс.,
  • Австралия — 421 тыс.,
  • Канада — 435 тыс.,
  • Франция — 343 тыс.,
  • Россия — 350 тыс.,
  • Япония — 305 тыс.,
  • Испания — 120 тыс.
Как видите, Россия на 8‑м месте.

Какие основные страны являются поставщиками иностранных студентов для обучения в российских вузах?
  • Казахстан — 43.5 тыс.,
  • Китай — 36.5 тыс.,
  • Туркменистан — 30 тыс.,
  • Узбекистан — 18.5 тыс.,
  • Таджикистан — 17.5 тыс.,
  • Индия — 15 тыс.,
  • Украина — 11.2 тыс.,
  • Киргизстан — 7 тыс.,
  • Египет — 6 тыс.
  • Белоруссия — 5.7 тыс.
Как видите, в основном — страны СНГ.

Какой доход приносит экспорт образования? И какие страны сколько зарабатывают за счет экспорта образовательных услуг?
Зачет подготовки специалистов для зарубежных стран из 400 млрд. $ США, которые экспорт образования приносит во всём мире, США зарабатывает сегодня 43 млрд. $ США. Великобритания — 29 млрд. $ США и Россия — 2 млрд. $ США. Видите разницу?
При этом, напоминаю, всемирный рынок образования составляет 1.5 трлн. $ США, причем глобальный спрос на образование составляет 97 млн. человек. Сегодня общее количество иностранных студентов составляет около 7 млн. человек и к 2030 спрос на образование поднимется до 9 млн.
Вся эта статистика и цифры говорят о том, что потенциал рынка образования еще огромен и нам есть, к чему стремиться.
Поскольку пандемия COVID‑19 и экономический кризис продолжают распространяться, мне кажется, что необходимо ожидать, что в ближайшие годы, количество иностранных студентов снизится намного по сравнению с уровнями перед пандемией в 2019 году.
Количество иностранных студентов сократится во всех регионах мира. Причем, это сокращение будет особенно заметным в Европе, в Америке, в Австралии, в России тоже.

Количество иностранных студентов в странах сократится, поскольку пандемия затрагивает как иностранных студентов, так и их семьи и родителей. Снижение количества иностранных студентов во многом объясняет вялый экономический рост в мире и, как следствие:
  • низкие доходы родителей студентов, особенно из стран с низким и средним уровнем дохода.
  • обесценивание валют по отношению к доллару и к рублю в странах, из которых приезжают студенты.
  • некоторые иностранные студенты имеют проблемы со здоровьем, и не могут учиться и выезжать из своих стран.
  • рост безработицы среди родителей студентов,
  • ужесточение визовых ограничений, которые еще больше усугубят ситуацию.

Подводя итог, я хотел бы сказать следующее:
1. Международный опыт подсказывает, что вузы самостоятельно не в состоянии эффективно набирать необходимое количество иностранных студентов.
Вузам обязательно потребуется помощь иностранных выпускников, рекрутинговых компаний и, безусловно, помощь национальных корпораций и компаний, которые работают в зарубежных странах, откуда приезжают студенты.
Главная задача вузов — обучать, дать качественное образование, а поэтому набором студентов должны заниматься специализированные организация и компании. При этом вузы не должны жалеть ни денег, ни прочих средств. К сожалению, так устроен рынок образования, так он работает. Другого выхода пока нет.
2. Нам необходимо воспринимать пандемию и ограничения, связанные с ней, не только как вызов, но и как новую возможность стать эффективнее.
3. Сегодня пришло время перемен в образовательной парадигме.
Новая парадигма связана с применением методов и решений, которые еще вчера казались нам неактуальными или малоэффективными.
Сегодня наступает новый цикл образовательной эволюции, новый этап преподавания, новая форма набора. Мы совершаем новый шаг в направлении нашего общего будущего.

Мир изменился, и мы меняемся вместе с ним!

Кочофа Анисет Габриэль, Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Бенин в Российской Федерации и в странах СНГ (2012–2016 гг.). Генеральный директор Международного координационного совета выпускников учебных заведений (ИНКОРВУЗ — XXI). Член Исполкома Международной Федерации Университетского Спорта (ФИСУ). Доцент МГУ им. М.В. Ломоносова