Михаил Балыхин: Образование является основой для устойчивого развития человечества
— Каковы наиболее значимые достижения Университета, которыми вы можете гордиться в год 90-летия вуза?
Очень трудно говорить о собственных достижениях, поэтому я приведу те, которые являются неоспоримыми, поскольку получены в качестве признания извне. Конечно, невозможно не начать с того, что мы с гордостью носим неофициальное имя Первого Пищевого Университета, что признано нашими коллегами благодаря достигнутому нами уровню развития. Это позволяет нам ощущать себя лидером этого сегмента образования, задавая ориентиры для других вузов, развивающих образование в сфере пищевых производств.

В первую очередь, я считаю очень важным, что именно к этому году мы смогли выйти на новый для себя статус. Мы будем называться Московский биотехнологический университет, то есть мы сохраним свое исторической название — МГУПП (Московский государственный университет пищевых производств), но к нему добавится приставка — МБУ (Московский биотехнологический университет). Это было нашей инициативой, с которой мы вышли в Министерство науки и высшего образования и по которой получили поддержку и от Правительства, и от Совета Федерации, и от Государственной думы. На мой взгляд, это свидетельствует о признании, это важнейшая компонента, подчеркивающая, что мы являемся не только кузницей кадров, но и мощным научно-исследовательским центром. Для нас это открывает новый горизонт возможностей для развития с точки зрения качества питания. Если раньше мы говорили о подготовке классических специалистов — поваров, шеф-поваров, то сейчас мы говорим о функциональном и специализированном питании, и далее — о пищевой безопасности в целом. Такой подход обеспечивает вузу лидерство в повестке не только в России, но и в мировом масштабе с точки зрения целей устойчивого развития человечества, которые, в свою очередь, активно развиваются на площадке Организации объединенных наций.

Вторым достижением, которым мы гордимся на рубеже нашего 90-летия, является осознание нами самих себя как университета трех миссий, где наряду с образованием и научными исследованиями отмечается и социальная роль университета. Наша социальная роль ориентирована как внутрь, в частности, в направлении города, поскольку сейчас мы развиваем на нашей базе городской проект, поддержанный руководителями г. Москвы, который появится на территории университета. Он будет посвящен здоровому питанию и технологиям, которые опоясывают эту сферу. Мы будем делать упор на просветительскую деятельность, отдавая значительную часть пространства под музей и экспозиции. И, конечно, социальная миссия ориентирована и на внешний контур, потому что такой проект будет участвовать в формировании идентичности города, поскольку у москвичей и гостей столицы появится дополнительная возможность поднять свой культурный и образовательный уровень, причем в формате «обучения через всю жизнь» через участие в мастер-классах, программах дополнительного образования и переподготовки, а также получение высшего образования. Также мы располагаем уникальной лабораторией (одной из трех, существующих в России), где можно организовать и провести контроль качества любого пищевого сырья животного и растительного происхождения, включая выявление пестицидов, обнаружения контрафакта. Кроме того, мы стали первым научно-образовательным центром, который будет заниматься контролем качества воды, которую мы с вами ежедневно употребляем.
Третьим достижением я считаю существенное повышение международного статуса университета благодаря вхождению в 2019 году в ведущие мировые рейтинги — ТНЕ, QS и Green Metric, который является молодым, но очень быстро развивающимся рейтингом, и отлично описывает суть наших преобразований. Участниками этого рейтинга являются так называемые «зеленые» университеты — вузы, которые работают в сфере аграрных и пищевых технологий, биотехнологий, работают с органикой и, в целом, считаются университетами «здорового образа жизни». В Green Metric мы вошли в двадцатку мировых лидеров по таким направлениям, как пищевая безопасность, переработка и безотходное производство, биоразлагаемая упаковка и целый ряд других категорий. Это говорит о том, что университет перешел на абсолютно другой уровень развития, когда образование и наука нераздельно идут рука об руку.

— Расскажите, пожалуйста, об успехах Университета в международной деятельности, в частности, в контексте реализации федерального проекта «Экспорт образования»?
Международная компонента с первого дня работы нашей команды в МГУПП является сквозным элементом. Без развития международной составляющей мы бы в принципе не смогли бы попасть в мировые рейтинги.
Что касается экспорта образования, то для нас это программа номер 1. Мы выстроили систему привлечения иностранных студентов. С 2018 года, когда мы запустили эту программу, мы увеличили количество иностранных студентов ровно в два раза: сегодня количество иностранных студентов в МГУПП составляет около 1000 человек (10% от общего контингента). Эта цифра относится только к обучающимся по программам высшего образования, однако если учесть, что мы реализуем довольно популярную программу по подготовке переводчиков, которая реализуется в формате подготовительного факультета и не позволяет учесть ребят в статистике, то можно смело добавлять к указанной цифре еще 400 иностранных граждан, которые ежегодно обучаются на этой программе.

Хотел бы отметить, что у нас превалируют студенты из дальнего зарубежья, прежде всего из Китая, Ближнего Востока, очень много ребят из Египта, Сирии, Афганистана, много ребят из Африки. И мы трезво смотрим на включение в статистику граждан стран СНГ, так как, на мой взгляд, не совсем корректно относить их к этой категории, поскольку они для нас очень близкие люди, братья. В любом случае, в части увеличения количества иностранных студентов мы совершили мощнейший рывок, существенно превысив целевой показатель — 6%. Для сравнения в 2018 году этот показатель равнялся 2,5–3%. Но мы не останавливаемся и планируем еще удвоить имеющееся количество иностранных студентов в ближайшие годы.
Кроме того, мы сильно увеличили коммуникацию с зарубежными вузами и научными центрами. Дело в том, что для попадания в мировые рейтинги необходимо развивать объемы публикаций в иностранных изданиях. Поэтому мы утвердили свой собственный, внутренний проект — взяли показатели, которые были заложены в «Проект 5–100», естественно, уточнив их для наших объемов и возможностей. Эта амбициозная программа помогла нам увеличить объемы издания наших исследований в зарубежных изданиях, входящих в системы Scopus и Web of Science в 10 раз! Сейчас мы ежегодно издаем не менее 300–400 статей в зарубежных изданиях в год. Это тоже является частью экспорта образования и развития научных исследований и обмена технологиями.

И, наконец, наш университет возглавил Совет по науке и непрерывному образованию Ассамблеи народов Евразии. Это очень серьезная и мощнейшая площадка, куда входят ректоры ведущих университетов мира, вместе с которыми мы ведем работу над созданием новой конфигурации межвузовского сотрудничества. Она позволит иностранным студентам, обучаясь в вузах разных стран мира по программам дополнительного образования, сформировать для себя профессиональное портфолио, отвечающее их личным карьерным устремлениям, а также приобрести дополнительную языковую и культурно-историческую подготовку, что важно с точки зрения целей и задач, стоящих перед нашим Советом на площадке Ассамблеи народов Евразии.
— МГУПП выбрал сложный путь — благородное служение целям устойчивого развития человечества насколько глубоко удалось интегрировать это подход в каждодневную деятельность вуза? Чувствуете ли вы поддержку со стороны сотрудников и обучающихся?
ООН утвердила 17 целей устойчивого развития. Если их проанализировать, то параметры деятельности МГУПП в значительной степени совпадают с этими целями. В этом смысле нам было несложно принять их на себя в рамках заявленной нами третьей миссии МГУПП в рамках мирового устойчивого развития. Однако когда мы выставили это на суд студентов, то мы столкнулись с непониманием с их стороны. Мы осознали, что, разделяя на своем профессиональном уровне такие глобальные цели, мы не учли необходимость организации просветительской работы, допустив, что наши студенты достаточно погружены в наше информационное поле и с готовностью воспримут любую инициативу. Сейчас мы ведем эту работу, которая как раз и вписывается в повседневную жизнь университета.

Во-первых, мы через все наши проекты стали проводить основные элементы устойчивого развития.
В частности, на каждой кафедре у нас реализуется работа по исследованиям в сфере органического питания, биотехнологических подходов, функционального и детского питания. Во-вторых, мы создали большую инфраструктуру для предпринимательства, в которой любой желающий может запустить свой собственный бизнес в любой сфере, относящейся к предметной деятельности вуза. Есть несколько параметров, по которым мы поддерживаем их усилия, беря на себя стандартные услуги по юридическому и бухгалтерскому сопровождению, а также предоставляем им помещения, подключаем институт бизнес-ангелов. В качестве результатов предпринимательской работы студентов у нас стали открываться лаборатории по производству готовой продукции — сыра, хлеба, колбасы, кондитерских изделий. На наш взгляд, помощь предпринимателям в полной мере соответствует борьбе с бедностью, когда любой человек может получить шанс на лучшую жизнь.

Кроме того, мы открыли кафе здорового питания, которое сейчас масштабируется в магазин, где будут продаваться произведенные нашими лабораториями продукты, а также продукты наших партнеров, которые проверены у нас. И ценообразование в этом магазине будет абсолютно социально ориентированным, то есть мы сделаем так, чтобы в определенные часы работы магазина любой покупатель наверняка смог бы позволить себе купить любой продукт. Это, на мой взгляд, является важным вкладом в борьбу с бедностью, поскольку является реализованным социальным проектом с рабочим инструментарием.

Приверженность целям устойчивого развития помогла нашему университету органично перестроить программу развития, систематизировать свои подходы и практику работы. Мы стали открывать социальные магазины, социальные объекты для творчества и развития личности, мы стали одним из основных исполнителей по проекту «Московское долголетие», обучая людей старшего поколения по таким рабочим профессиям, как повар, кондитер, пекарь, сомелье и так далее.

Хотел бы отметить, что программа развития МГУПП, построенная на целях устойчивого развития, отвечает критериям научно-образовательного центра мирового уровня, который ставит задачу войти в число 100 ведущих университетов мира. Она позволила нам понять свое предназначение и позиционирование на глобальном рынке. Там уже есть пищевые, аграрные, биотехнологические вузы, но наш вуз самоидентифицируется как университет устойчивого развития, здорового образа жизни, органического подхода, что в полной мере отражает нашу суть.

— Вы являетесь одним из главных визионеров российского образования. Какой Вы видите международную образовательную среду будущего?
Я вижу два тренда, которые будут формировать образовательную среду будущего — плохой и хороший. Начну с плохого.
Сегодня только 40% населения Земли имеют доступ к такому благу, как высшее образование, при этом существуют такие регионы, где население вообще не имеет высшего образования. Так вот тренд состоит в том, что, под предлогом решения проблемы значительной части населения планеты, будет происходить расширение масштабов доступности образования в режиме онлайн и в формате ДПО. Я категорически против такого подхода, поскольку образование потому и называется благом, а не услугой, поскольку это не набор учебников с лекцией, а инструмент передачи знаний от мастера к ученику, подмастерью. Даже если это все вывести в онлайн, доведя количество образованных людей до 70%, это не даст никакого синергетического эффекта — да, каждый будет ходить с дипломом, но о качестве знаний можно будет говорить очень условно. Этого тренда, наверно, мы не избежим — почти наверняка в этот формат уйдет вся гуманитарная группа направлений подготовки. Какой-то шанс останется у технических на- правлений, но и то мы тоже готовимся к онлайну, развиваем технологию цифровых двойников, симуляторов, что, конечно, не заменяет работу подмастерья с мастером на настоящем оборудованием.

Второй тренд, который я считаю положительным, состоит в том, что образование будет все более кастомизироваться. Если раньше — да и сейчас — мы не могли сильно выбирать, кем мы станем и чему хотим учиться, то через 20–30 лет каждый сможет выбирать свою персональную образовательную траекторию. Каждый такой студент может получать нужные ему прикладные навыки уже в процессе обучения, а, кроме того, он сможет научиться работать в разных командах, среди таких же ребят, которые могут выбирать и видоизменять свои образовательные траектории. Здесь необходимо отметить, что будет стираться граница между обучением в школе и в вузе, возможно, через такой переходный этап как обучение в колледже. Образовательный процесс будет носить непрерывный характер, не заканчиваясь после обучения в вузе. И тут уместно говорить, что подготовленный человек мог бы пользоваться услугами онлайн обучения, уже обладая таким благом, как полученное высшее образование.
В описанном мной будущем абсолютно незаменимым становится институт менторства и наставничества, поскольку именно на этом этапе происходит передача знаний и навыков ученику и обучение профессии. С этой точки зрения Ассамблея народов Евразии является в известном смысле неисчерпаемым кладезем профессионалов высшей пробы, которые должны смело брать на себя роль наставников для молодых специалистов.
Михаил Балыхин (на фото справа) — ректор Московского государственного университета пищевых производств и Дмитрий Нерсесян (на фото слева) — директор Центра экспорта образования.